Как защитить детей от педофилов

«Подонки издеваются над нашими детьми каждый день, вопрос остается — чей ребенок следующий? Это нужно остановить», — бил в набат замглавы Нацполиции Вячеслав Аброськин, сообщая тревожную статистику по установленным фактам сексуального насилия в отношении детей.

Но как остановить таких педофилов? Многие эксперты уверены, что упредить подобные преступление могло бы принятие закона 6607, предусматривающего ужесточение наказания за сексуальное насилие над несовершеннолетними, создание единого реестра педофилов и применение химической кастрации. Хотя, как выяснил Realist, по отношению к данному законопроекту озвучивается и немало скепсиса.

Детей насилуют, а депутаты медлят

Только в июне правоохранители установили более десяти вопиющих фактов сексуального насилия над детьми. Вся стране прекрасно осведомлена о недавнем убийстве 11-летней Дарьи Лукьяненко из Одесской области, которую накануне смерти изнасиловал односельчанин. Чуть ранее изнасилованы и убиты были несовершеннолетние: Анастасия Балябина и Татьяна Мизина из Севастополя, Алина Васютина — из Донецкой области, Алиса Онищук — из Харьковской области. «Только что неустановленный мужчина в Умани на улице совершил нападение на 15-летнюю девочку и, угрожая убийством, изнасиловал ее. Вчера за аналогичные преступления были совершены в Мариуполе в отношении 12-летнего ребенка, в Винницкой области в отношении 4-летнего мальчика. В Киевской области с заявлением обратилась женщина об изнасиловании ее 2-летней и 12-летней дочерей», — сухо перечислял случаи, от которых стынет кровь в венах Аброськин. В СМИ также была информация, что на днях в Запорожье в подъезде многоэтажки ранее судимый за аналогичное преступление 52-летний мужчина изнасиловал 12-летнюю девочку. На Волыне 42-летний мужчина пытался изнасиловать 5-летнюю девочку.

Согласно Единому реестру судебных решений Украины известно, что 75−80% пострадавшими от сексуального насилия являются именно несовершеннолетние лица.
А если говорить более масштабно, то согласно исследованиям Совета Европы в европейских странах каждый пятые ребенок был жертвой сексуального насилия.

«Я не знаю, сколько еще должно быть смертей и случаев насилия над детьми, чтобы народные депутаты обратили внимание на законопроект 6607. Понимаю, что сейчас Верховная Рада рассматривает Избирательный кодекс, но можно сделал перерыв и рассмотреть данный законопроект как неотложный, — заявил криминалист и автор петиции на сайте Верховной Рады за безотлагательное принятие закона о реестре педофилов и их химической кастрации Анна Маляр. Менее, чем за месяц, под петицией удалось собрать необходимые 25 тысяч подписей.

А это означает, что спикер Верховной Рады должен приложить максимум усилий, чтобы народные депутаты включили данный законопроект в повестку дня. «Очень рассчитываю, что Верховная Рада этого созыва сможет хотя бы в первом чтении принять наш законопроект, — отметила Анна Маляр. — Насколько мне известно, есть позиция нескольких фракций голосовать за этот документ».

Кому (не)поможет химическая кастрация

Законопроект 6607 лежит в парламенте уже два года. Он был зарегистрирован группой с более 30 народных депутатов еще 21 июня 2017 года. С того времени он дважды переписывался. Его… смягчали. По словам Анны Маляр, изначально законопроект предусматривал ужесточение наказания для лиц, совершивших сексуальное насилие в отношении несовершеннолетних. Авторы документа предлагали установить до 20 лет лишения свободы. На сегодняшний день в отечественном Уголовном кодексе предусмотрено, что изнасилование малолетнего лица наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет. И только за повторное совершение такого преступления предлагается установить ответственность в виде пожизненного лишения свободы.

«Нельзя всех преступников равнять под одну гребенку. Если вора такое наказание, как лишение свободы может исправить — и тогда цель наказания будет достигнута. Но если мы говорим о том, кто уже изнасиловал ребенка, там исправления не бывает — бывают только рецидивы. И преступник, отсидевший 10−15 лет, в расцвете своих сексуальных возможностей, выходит на свободу и совершает новые изнасилования. Поэтому в законопроект есть новация о внедрении химической кастрации преступников», — Анна Маляр. Она уточняет, что не стоит бояться химической кастрации, так как «ничего не отрезаю». «Химическая кастрация — это на сегодня единственный клинически доказанный способ лечения педофилии. А педофилия — это психиатрическая болезнь, которую нужно лечить. И меня удивляет позиция некоторых правозащитников, которые считают химическую кастрацию — пытками. Разве лечение — это пытки», — недоумевает Анна Маляр. Химическая кастрация уже применяется к лицам, которые совершили сексуальное насилие над детьми в таких странах как: США, Великобритания, Германия, Польша, Чехия, Южная Корея, Аргентина, Россия, Казахстан.

В экспертной среде озвучивается мнение, что химическая кастрация не поможет решить проблему с сексуальным насилием несовершеннолетних. «К сожалению, сколько бывает случаев с изнасилованием в нетрадиционный способ: бутылками, палками… Поэтому химическая кастрация не поможет в решении проблемы», — отмечает адвокат Иван Либерман. К тому же он обращает внимание и на тот факт, что данным законопроектом предусмотрена возможность замены отбывания части наказания химической кастрацией. «Возникает закономерный вопрос, зачем человека сажать в тюрьму на 9 лет, чтобы только потом ему провести химическую кастрацию. В то же время, некоторым преступникам химическая кастрация по медицинским показаниям может быть противопоказана. Как тогда быть с равенством закона», — говорит адвокат.

Озвучиваются замечания и относительно самого реестра педофилов. По мнению директора Харьковской правозащитной группы Евгения Захарова, создание такого реестра не принесет никакой пользы, а может нанести отдельным людям только вред. Во-первых, в Уголовном кодексе нет понятия «педофилия». Во-вторых, даже обвинительный приговор суда, вступивший в силу, не может служить объективным критерием для внесения в реестр, так как мы знаем множество ситуаций, когда людей объявляли педофилами, но они ими не были. «Цена ошибки очень высокая, поэтому нельзя этого делать категорически. Если человека публично назвали педофилом, он не отмоется никогда, какие бы судебные решения в его пользу не были приняты», — подчеркнул Евгений Захаров.

Авторы законопроекта допускают, что при рассмотрении данного законопроекта можно предусмотреть механизмы, которые бы позволяли исключать человека из реестра, если будет установлен факт судебной ошибки. Но таких ошибок не так уж и много.

«Мы не отрицаем права преступников. Но если ставить на веса права детей-жертв и права преступников-насильников, то государство должно определить для себя приоритет — права детей. Сегодня уголовное и уголовно-процессуальное законодательство стоит на стороне преступников. Давайте его, наконец-то, повернем лицом к жертвам. Давайте, защитим детей — самую беззащитную категорию граждан», — взывает Анна Маляр. По ее мнению, правильней было бы, чтобы реестр был открытым, чтобы каждый знал, кто живет у тебя по соседству. Такого же мнения придерживается и Вячеслав Аброськин. «Можно посадить того, кто изнасиловал ребенка, на 10, 20, 25 лет, или пожизненно… Но это не исправит ситуацию. Для насильника страшнее всего — стать узнаваемым. Ведь когда личность узнаваема, то переживает, что может случиться с ней потом», — озвучивает свою позицию замглавы Нацполиции.

Правозащитники «добились» ужесточения нормы по доступу к Реестру. Парламентарии были вынуждены прописать, что доступ к будущему реестру педофилов будут иметь силовики и Минюст, но запрашивать информацию могут руководители детских учебных заведений. «Для того, чтобы не допустить педофилов в детские учреждения, в которых они часто хотят работать мы предлагаем в законопроектом предоставить право руководителям детских учреждений, перед тем как нанимать кого-то на работу делать запрос в этот Реестр», — говорит Анна Маляр.

Шансы, что до 19 июля (окончания летней сессии Верховной Рады) народные депутаты примут законопроект о реестре педофилов и их химической кастрации хоть и есть, но весьма невысоки. В разгар предвыборной кампании народные избранники не любят принимать резонансные законы. К тому же, уже сейчас в кулуарах Верховной Рады озвучивается мнение, что к вопросу решения проблемы сексуального насилия над детьми нужно подходить комплексно — писать новый законопроект, который бы не только предусматривал ужесточения наказания для педофилов, но предупреждал такие преступления посредством проведения профилактики таких психических отклонений. Вот только с алгоритмом профилактики педофилии пока не складывается. Провести принудительную диагностику всего населения Украины- идея малоперспективкая. И пока парламентарии медленно спешат с решение проблемы педофилии, общественные деятели генерируют проекты, которые хотя бы частично помогли обезопасить детей от людей с сексуально-психическими отклонениями.

Источник: realist

Post Author: admin

Добавить комментарий