О чем сигнализируют фондовые рынки

В октябре мировые фондовые рынки потеряли более 5 трлн. долларов.

За прошедший месяц американский индекс S&P снизился на 7%, японский Nikkei упал на 10%, а общемировой индекс MSCI All-Country World потерял 8% (для него это худший результат за последние 6,5 лет). Со своих максимальных уровней в 2018 году наиболее сильно потеряли фондовые рынки Китая (27%), Турции (25%), Италии (24%), Филиппин и Южной Кореи (22%). Рынки ценных бумаг многих стран продемонстрировали минимумы за 2-3 года.

Если взять страны с капитализацией фондового рынка в 100 млрд долларов и больше — их в мире 39, то на конец октября выше годовых минимумов были фондовые индексы лишь 9 государств (Бразилия, Индия, Израиль, Норвегия, РФ, Саудовская Аравия, США, Швейцария, Япония).

В чем причина этого? Опасения по поводу последствий торговых войн, в связи с чем ожидается замедление экономического роста Китая, вероятность торможения экономики США вследствие возможного дальнейшего повышения ставки ФРС. Есть еще две веские причины. Первая — после обильных программ количественного смягчения основные мировые Центробанки, прежде всего Федрезерв, переходят к сокращению своих балансов, а динамика капитализации мировых фондовых рынков обычно коррелирует с динамикой балансов ведущих ЦБ. Вторая — последние пару лет основным драйвером покупок ценных бумаг был «обратный выкуп» акций (buy back). Его осуществляли топ-менеджмент корпораций и инвесторы, которые таким образом реинвестировали полученные дивиденды. И этот драйвер до второй половины 2018 «выдохся».

Есть ли повод ждать дальнейшего снижения фондовых рынков и начала экономического кризиса в мире? Впадать в панику не стоит. Меньше, но в целом подобное по масштабу снижение на фондовых рынках было в 2012 и в 2015 годах. С другой стороны, реальный сектор экономики США сильно зависит от ситуации на рынке ценных бумаг — как правило, если снижение на фондовом рынке приближается к 30%, наступает рецессия. Президент США Трамп критикует главу ФРС Дж. Пауела, видимо, считая, что следствием повышения ставки Федрезерва может быть обвал фондового рынка, грозящий полномасштабным кризисом. История говорит сама за себя: в 2001 году «пузырь» на рынке доткомов был «проколот» из-за роста ставки ФРС, в 2008 году «пузырь» на рынке недвижимости «лопнул» также после повышения ставки Федрезерва. Я не утверждаю, что ФРС намеренно способствовала падению фондового рынка, вероятно, она в обоих случаях пыталась не допустить чрезмерного «перегрева» экономики, но рынок акций обваливается.

В кругах аналитиков считается, что индекс Shiller P/E обладает достаточно высоким прогнозным потенциалом. Индекс представляет собой отношение текущей цены акции к средней прибыли за последние 10 лет, скорректированной на потребительскую инфляцию. Используется он для оценки средней стоимости компаний из индекса S&P 500 и показывает переоценен или недооценен фондовый рынок. Сейчас индекс Shiller P/E составляет 29,3 и находится на уровне 1929 года. А в 1929 году фондовый рынок США обвалился в 6 раз, после чего началась «великая депрессия». То есть стоит ждать сильной кризиса? Не обязательно, и не факт, что в ближайшее время — например, в декабре 1999 года индекс Shiller P/E был на уровне 44, а кризис начался год с небольшим спустя.

Тревожный сигнал подает и рынок корпоративных облигаций США — за 9 месяцев этого года объемы размещений снизились на 15%. Снижение произошло впервые за 10 лет, даже в кризисном 2008 году корпоративный долг в облигациях в Штатах вырос.

Непростая ситуация и в Китае. На фоне потерь от американских импортных тарифов и пошлин, обостряется ситуация с внутренним долгом. Об этом предупредило рейтинговое агентство Standard & Poor’s. Долгое время китайские муниципалитеты не могли самостоятельно выходить на долговые рынки, для этого они были вынуждены создавать специальные организации, которые привлекали средства для финансирования многочисленных инфраструктурных проектов (их реализация в значительной мере позволяла Китаю демонстрировать мощные темпы роста). К началу 2018 долг таких компаний достиг 60% ВВП КНР. В Standard&Poor’s считают, что дальнейшее наращивание заимствований приведет к дефолту этих финучреждений. Пикантности проблеме придает то, что значительная часть таких долгов «спрятана» на внебалансовых счетах, то есть в реальности размеры долга могут значительно превышать официальные цифры. Так, по оценкам рейтингового агентства Moody’s, на начало сентября долг финансовых организаций, созданных китайскими муниципалитетами, превышал 8,5 трлн. долларов. Основными их кредиторами являются средние по размеру региональные банки. Первые тревожные звонки уже слышно — компания Xinjiang Production Construction 6th Shi, принадлежащая одному из китайских муниципалитетов, в августе допустила дефолт по краткосрочным долговым обязательствам в 73 млн. долларов. Если такие случаи участятся, будет ли правительство КНР поддерживать эти организации?

Вывод капиталов с рынков развивающихся стран, который может быть предвестником кризиса, ускоряется — по расчетам Института международных финансов в октябре он составил 17,1 млрд. долларов. Это максимальный месячный показатель за последние 5 лет.

Если предположить, что на мировых фондовых рынках продолжится падение, ситуация в экономиках США и КНР усложнится, то логично ожидать турбулентности в мировой экономике. Это, затронет большинство стран, и Украина не будет исключением. Если ухудшится ситуация в экономиках стран — наших основных торговых партнерах, да еще и снизятся цены на сырьевые товары, как это бывает при кризисе, проблем не избежать. В большинстве периферийных стран, к которым относится Украина, могут начаться серьезные сложности, потому что развитие этих стран было опосредовано развитием мировых экономических центров — США, Китая, ЕС. Продолжит Китай покупать украинскую сельхозпродукцию в нынешних объемах в случае мирового экономического кризиса, или цены на агропродукцию обвалятся? Будет ли украинский металл пользоваться спросом на сегодняшнем уровне или цены на него снизятся? Предпосылки для опасений есть. Конечно, возможен и профит в виде падения цен на энергоносители (нефть обычно падает параллельно с фондовыми индексами, с небольшим лагом), которые составляют значительную часть в украинском импорте и из-за стоимости топлива влияют на оптовые и розничные цены в нашей стране. Но это слабое утешение.

Ситуация в мировой экономике может осложниться. Во время глобальных экономических кризисов сильнее других страдают периферийные страны и государства с сырьевой экономикой, — в 1998 и 2008 годах Украина это почувствовала. Происходит это потому, что мы не уделяем должного внимания двум ключевым вопросам: уходу экономики от экспортно-сырьевой ориентации и повышению производительности труда, прежде всего в промышленности. А потом удивляемся — если случается мировой экономический кризис, почему это сильно бьет по нашей стране. А ведь именно повышение производительности в производстве товаров и услуг и переход к высокотехнологичному развитию носят решающий характер как для улучшения макроэкономических показателей, так и для повышения устойчивости экономики к внешним шокам.

Мировые кризисы бьют и по государствам с высокотехнологичной экономикой, но их устойчивость к внешним шокам несравненно выше, чем у стран с сырьевой ориентацией. Если учесть возросшие темпы ускорения международной конкуренции, на что накладывается переход ведущих мировых игроков к политике экономического протекционизма, становится ясно — времени на раскачку нет, менять структуру украинской экономики нужно было начинать еще вчера.

capital.ua

Post Author: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *